logo

Валерий Гелетей: "Глава личной охраны Януковича мог играть на его фобиях"

10.01.2017

Источник: "СЕГОДНЯ"

Валерий Гелетей — о трагедии в Княжичах, реформах МВД и с чего их нужно было начинать, взаимодействии с полицией и другими силовиками, а также о специфике нового спецподразделения УГО Украины

Генерал в штатском. Изменения в действующее законодательство шеф УГО объясняет обеспечением безопасности охраняемых лиц на случай ЧП.

Два с лишним года назад, пробыв на посту министра обороны чуть более трех месяцев, Валерий Гелетей вернулся к обязанностям руководителя Управления государственной охраны. Это достаточно специфическое ведомство, отвечающее за безопасность высших должностных лиц государства, а также высокопоставленных зарубежных гостей, прибывающих в Украину с официальными и рабочими визитами. Но в эксклюзивном интервью "Сегодня" генерал-полковник ответил и на многие другие актуальные вопросы.

НАРУЖКА, "ЛЕГЕНДЫ" И ПРОФЕССИОНАЛИЗМ

— Валерий Викторович, начнем с резонансной темы, которая напрямую не связана с вашим Управлением, но продолжает будоражить Украину — прошлогодней трагедии в Княжичах. В причастности к этим событиям успели обвинить даже ваших сотрудников, перепутав с ГСО или умышленно запутывая следствие. В свое время вы служили в оперативных милицейских спецподразделениях, сами проводили подобные операции и можете оценить то, что случилось 4 декабря. Прежде всего, почему полицейские из двух родственных структур перестреляли друг друга? Кто виноват?..

— Ну, по порядку. Наших сотрудников, бывших или нынешних, там не было. Это сразу — чтобы отсечь разговоры о причастности УГО к той ночной стрельбе. Не думаю, что нас в очередной раз по незнанию перепутали с ГСО или пытались ввести в заблуждение следствие. Это, на мой взгляд, сознательный вброс дезинформации. Его цель — дискредитация Управления и охраняемых им лиц. СМИ могли обратиться в нашу пресс-службу, получив соответствующий комментарий. Но не обратились. А сейчас извиняются, опровергая причастность сотрудников УГО к инциденту.

Теперь — по существу. Что бы ни говорили сейчас полицейские руководители, по моему мнению, профессионализма в действиях их подчиненных в ту трагическую ночь было явно недостаточно. Работая на разных оперативных должностях в УБОП Киева, начиная с 1993 года, мне неоднократно приходилось проводить подобные спецоперации. После каждой – тщательный разбор. Скажу честно: не всегда на 100% были удовлетворены своей работой. Но с каждым разом прибавлялось опыта, и порой доходило до автоматизма. То, что произошло в Княжичах, стало стечением разных обстоятельств. В первую очередь отсутствовала грамотная координация между полицией охраны, подразделением КОРД и другими оперативными службами. Все в планах, конечно, не пропишешь и не предусмотришь, карты не откроешь перед всеми, в том числе перед потенциальными "подозреваемыми" в форме. Но элементарно направить в дежурную часть полиции охраны под какой-то "легендой" (проверки телефонной линии, режима секретности и так далее) грамотного оперативника, чтобы все держать под контролем, не только можно, но и нужно было. Тогда и трагедии удалось бы избежать. Кроме того, необходимо было по максимуму просчитать варианты развития событий, назначить руководителя операции, обязанного владеть полнотой всей картины событий и готового принять грамотное, оправданное решение, независимо от присутствия или отсутствия любого высокого руководства.

— Кому же в итоге предъявлять счет — тем, кто готовил, контролировал либо осуществлял операцию?

— Должно выяснить расследование. Надеюсь, оно объективно во всем разберется. Лично у меня вопросов к сотрудникам ГСО, по большому счету, нет. Получив сигнал о срабатывании сигнализации, экипаж выехал на место. Все в рамках функциональных обязанностей. Осмотрели дом, прилегающую территорию и обнаружили автомобиль с неизвестными, которые не давали никаких пояснений. Как уже потом оказалось, в нем находились сотрудники полицейской наружки в штатском. У них всегда на этот случай должны быть различные документы прикрытия, заготовлены те или иные "легенды". Имела ли наружка такие документы, была ли озвучена "легенда" для прикрытия, мне доподлинно неизвестно. Также пока неизвестно, кто первым открыл огонь, почему, что этому предшествовало, велись ли перед стрельбой переговоры. Отметим еще одну важную деталь — почему у задержанных сотрудников наружки не было так называемых скрытых устройств аудиофиксации разговоров, дабы руководство операции на безопасном расстоянии могло их слушать и, соответственно, оценивать обстановку для принятия решения. Прибавьте сопутствующие факторы — ночное время, напряжение людей, усталость, а также непонимание того, что происходит с задержанными полицейскими... Успех или неудача операции предопределяется уровнем профессионализма тех, кто ее разрабатывает и готовит... Вот вкратце что можно сказать, не опережая результатов расследования и выводов экспертиз.

НАЧИНАТЬ РЕФОРМЫ НАДО БЫЛО С ОПЕРБЛОКА

— Разделяете ли вы мнение, что к трагедии в Княжичах привел системный кризис в МВД?

— Не буду столь категоричным. Да, реформирование идет тяжело. То, что упразднили спецподразделения УБОП, не создав, по сути, ничего взамен, считаю, неправильно. Реформа патрульной полиции себя полностью оправдала. Но это еще не вся полиция. Реформы следовало проводить не по одному, а по всем направлениям, в первую очередь начиная с оперативного блока. Каждый гражданин хочет чувствовать себя защищенным. А когда у него обокрали квартиру, угнали автомобиль и приезжает наряд патрульных в красивой форме, бессильный что-либо сделать в этой ситуации, то от таких реформ одни минусы. Чаще жертве помогают не те, кто в форме, а кто без нее — оперативники в штатском. Всегда именно на них возлагался контроль за оперативной обстановкой в регионе, и никто лучше, чем эти сотрудники, не влияет на ситуацию в регионе. Только о них-то никто и не позаботился.

— А как УГО вообще взаимодействует с Нацполицией, коллегами из других ведомств?

— После Революции достоинства, событий в Крыму, на Донбассе, МВД начинало реформирование, по сути, с нуля. Подразделения "Беркута" были расформированы, руководство милиции — тоже, объявили аттестации, прочие мероприятия. И все, чем мы до того занимались вместе с МВД, фактически легло на наши плечи. Сейчас ситуация нормализовалась. Есть совместные планы, совместные приказы — с МВД, Службой безопасности, другими ведомствами. В течение года Управление госохраны проводит более 3 тысяч мероприятий, в том числе в местах массового скопления людей. Без взаимодействия с Нацполицией, СБУ, прочими правоохранительными органами это было бы невозможно. Поэтому сотрудничество очень важно, тут не должно быть перетягивания каната.

ЗАЧЕМ НЕОБХОДИМ НОВЫЙ ЗАКОН

— Мы с вами не общались в таком формате более двух лет. Что кардинально изменилось в работе Управления за это время?

— Закон об Управлении не изменился. Он тот же, что и был с 1992 года, за исключением незначительных поправок. И количество личного состава не изменилось (за исключением определенного числа военнослужащих Департамента УГО в АРК, которые нарушили присягу и перешли на службу в ФСО РФ на территории временно оккупированного Крыма). При этом значительно увеличилась нагрузка — число охраняемых нами объектов пополнилось Главным следственным управлением Генпрокуратуры, Национальным антикоррупционным бюро Украины... Существенно возросло и количество мероприятий с участием первых лиц государства. Втрое больше, чем прежде, по сравнению с 2013 годом, приезжает в Украину высоких иностранных руководителей других государств, которых мы охраняем.

— И что из этого следует?

— Учитывая сложную со­­циаль­но-политическую ситуацию в стране в условиях вооруженной агрессии, террористических угроз, мной, как государственным экспертом по вопросам государственной тайны, были инициированы изменения в Свод сведений, составляющих гостайну. По их результатам было обработано более 11 тысяч документов, относящихся к объектам Госохраны, приняты решения по ограничению доступа к сведениям, раскрытие которых может нарушить систему функционирования органов госвласти Украины, создать угрозу жизни и здоровью охраняемых лиц. Поэтому усиливаем позиции по всем направлениям деятельности Управления, в том числе в части изменения законодательной базы.

— Какие коррективы придется вносить?

— На днях проект нового закона "О Национальной службе охраны" был утвержден на коллегии УГО. Он поступит на рассмотрение всех заинтересованных органов и президента. Управление должно иметь законодательную базу, отвечающую современным требованиям. Нам необходимы мобильные спецподразделения, способные обеспечить безопасность охраняемых лиц в случае покушения и нападения на них.

— Так вы же сами когда-то создавали "Булат"...

— "Булат", который мы создали, проявил себя с наилучшей стороны. На сегодняшний день это наиболее подготовленное боевое подразделение заслуживает высшей оценки. С каждым годом его функции расширяются и совершенствуются. Сейчас в составе "Булата" создали группы боевых пловцов, водолазов, верхолазов, других специалистов узкой направленности...

— Отбираете хлеб у Нацгвардии, имеющей и горных стрелков, и морских котиков, да и у "Альфы" Службы безопасности — тоже, нет?

— Мы не собираемся ни у кого ничего отбирать. У Нацгвардии и СБУ свои обязанности, не связанные с нашим функционалом. Их специалисты не всегда нам подходят и могут помочь. Поэтому в узких направлениях хотим быть независимыми. Когда не имеешь возможности обойтись собственными силами, волей-неволей обращаешься к кому-то, полностью контролировать ситуацию уже не можешь и становишься уязвимым. Появляются всевозможные риски, на которые мы не имеем права. Вот почему нужен новый закон.

— Теперь генерала Гелетея обвинят в попытке создать мощный ударный кулак, чтобы подмять прочих силовиков...

— Мы не претендуем на какие-то сверхполномочия, не предусмотренные законом. Нужно четко понимать, в какое время и в каких реалиях живем. Кроме охраняемых нами лиц, в Украину с официальными и рабочими визитами приезжают президенты, премьеры, спикеры разных стран, руководители международных организаций. И это уже не право, а обязанность государства как принимающей страны обеспечить их безопасность в Украине, в том числе, если надо, и в зоне АТО. Программа пребывания зарубежных гостей предусматривает передвижение как на земле, так и на воде, в разных географических регионах, включая горные. Те же плавсредства на морях, реках должны быть абсолютно безопасны. Это факт. Печальный опыт других стран подтверждает, насколько уязвимыми бывают охраняемые лица...

— Заместитель главы Администрации президента Андрей Таранов не входил в число охраняемых, но трагически погиб именно на Днепре...

— Был хорошо с ним знаком, дружил, мы часто общались по работе. Так случилось, что я в числе первых оказался на месте происшествия... По горячим следам удалось побеседовать с очевидцами события... Это была трагическая случайность. Один скутер разминулся с баржей, а тот, которым управлял Андрей Иванович, к сожалению, столкнулся с ней... Я видел повреждения, полученные от этого столкновения... Оснований говорить, что трагедия произошла в результате теракта, взрыва, иного несанкционированного вмешательства, нет. Иногда люди погибают в силу стечения обстоятельств. К большому сожалению, это именно такой случай.

В зоне АТО. Гелетей с сослуживцами после боевой операции.

ОБ ОХРАННИКАХ ЭКС-ПРЕЗИДЕНТА

— В интервью двухлетней давности вы нам рассказывали, что вместе с Януковичем Украину покинули несколько сотрудников УГО, обеспечивавших его охрану. Может быть, кто-то из них вернулся, раскаялся, продолжил службу сегодня?

— С Януковичем Украину покинули 15 сотрудников нашего Управления. В последний день своего пребывания в стране все они написали рапорты об увольнении, сдали служебные удостоверения, закрепленные за ними табельное оружие, спецтехнику. И мой предшественник генерал Кулик уволил их. С юридической точки зрения, процедура в целом была соблюдена. Но эти люди незаконно пересекли границу, незаконно вывезли материальные, культурные, прочие ценности Януковича, что также содержит состав преступления.

Мы проводили служебное расследование относительно участия сотрудников УГО в событиях на Майдане, а также экспертизу оружия, которое у них было, включая снайперское, поскольку появилась информация о том, что якобы именно контрснайперское подразделение Управления обстреливало мирных участников акций протеста. Проверили все оружие. По заключению баллистической экспертизы, ни один ствол, относящийся к УГО, в тех событиях задействован не был.

Проверялась также причастность к ним начальника личной охраны Януковича генерала Кобзаря. В рамках этого расследования было установлено практически все его передвижение с Януковичем, начиная от "Межигорья", затем Харькова, Донецка и заканчивая Крымом. Устанавливалась достоверность заявлений экс-президента о покушениях на него.

— И сколько было таких покушений?

— В рамках проводимого ранее служебного расследования, ни один факт покушения установлен не был. Были опрошены все военнослужащие УГО, которые находились в последних кортежах Януковича и отказались покидать территорию Украины вместе с ним — никто не заявил о каких-то покушениях.

— Но кто-то же докладывал ему о них? Начальник "лички" Кобзарь?

— Не исключаю. Хорошо зная особенности характера Януковича, его фобии, он немало сделал для нагнетания страха вокруг безопасности шефа, с одной стороны, а с другой — для повышения своего авторитета в глазах охраняемого лица...

— Так что все-таки с охранниками Януковича, которые остались ему верны?

— Все материалы проверок переданы нами в Генпрокуратуру, где по ним проводятся расследования... Исходя из официальных данных, никто из них в Украину не вернулся. Кто-то мог приехать (и видимо, приезжал), не исключаю, по чужим документам. Но ко мне, как к руководителю Управления, никто из них не обращался — ни относительно восстановления на работе, ни по поводу зарплаты, пенсии. Скорее всего, они продолжают находиться рядом с Януковичем, обеспечивая и сейчас его безопасность.

— А семьи этих людей где?

— Часть выехала в Россию. Семья Кобзаря, насколько знаю, проживает в Крыму. У нескольких сотрудников из охраны Януковича семей не было.

— Вы отслеживали показания Януковича, которые он давал по скайпу из Ростова? Что о них думаете?

— Смотрел отрывками, насколько позволяла работа. Если двумя словами, то мне не совсем понятна юридическая база этого допроса Януковича как свидетеля. На мой взгляд, его следовало допросить как подозреваемого или обвиняемого. Допрос — процессуальное следственное действие, когда человек собственноручно подписывается под сказанным и не может потом утверждать, что его недопоняли, неправильно поняли, что-то исказили, извратили. Видеодопрос не дал исчерпывающих ответов на многие важные вопросы. Трансляция показала неискренность, неготовность экс-президента признать свою вину и причастность к событиям на Майдане. Остался горький осадок от сказанного человеком, руководившим Украиной.

— Кроме Януковича, показания давал экс-командующий Внутренними войсками Шуляк, некогда работавший и в УГО. Как думаете, последуют ли их примеру Захарченко, Пшонка, другие? Согласятся ли на видеодопрос в качестве свидетелей?

— Думаю, согласятся. Хотя уверен: после содеянного ими в Украине хотели бы услышать не пространные политические заявления, а конкретные, честные ответы на вопросы, интересующие всех.

— Задействованы ли ваши сотрудники в зоне АТО, чем они там занимаются?

— Вы помните, как бойцы УГО освободили Управление СБ Украины в Донецкой области. По сути, это было первое освобожденное админздание на Донбассе. У меня до сих пор хранится знамя донецкого УСБУ. Затем было освобождение горы Карачун и прилегающей к ней территории. Сейчас мало кто об этом вспоминает. Но тогда это было очень важное, знаковое событие.

— Недавно и разрушенную тогда на Карачуне телевышку восстановили.

— Да. Так вот, наши бойцы и сейчас продолжают выполнять задачи в рамках АТО. Они обеспечивают безопасность первых лиц государства, а также руководителей многочисленных международных организаций, посещающих зону АТО. Несколько наших подразделений находятся там на постоянной основе, взаимодействуя с СБУ.
(Окончание следует)


Ранее, в эфире телеканала 112 Украина экс-заместитель генпрокурора Николай Голомша заявил, что "Януковичу врала охрана".

"Как правило, такая практика наблюдается во всех охранных структурах и государственной службе, когда заостряется внимание. Я думаю, что именно из меркантильных целей, личного доверия и верности демонстрировалась разного рода провокационная информация о наличии угрозы", - рассказал Голомша.

Он также отметил, что это эти угрозы могли создавать и сама охрана Януковича.

Не исключено, что они сами могли создавать эти угрозы, чтобы поднимать свой рейтинг и держать в соответствующем русле Виктора Януковича, чтобы показывать, что они очень нужны", - добавил экс-заместитель генпрокурора.

Также читайте:

Новое интервью Вячеслава Заневского украинским СМИ

Гелетей предложил переименовать УГО в Секретную службу

Служба усиления охраны "Булат" УГО Украины

УГО Украины: история, задачи, символика

УГО УКРАИНЫ: фото и видео подборка

поделиться:
fb tw gp

Отзывы (0 комментариев)
МультиВход
другие материалы рубрики
Дополнительные материалы