logo

Данные по статистике преступности в Украине

08.03.2017

Подготовил: Соколов Алексей

Недавно опубликованные Криминальной Полицией (КП) данные по статистике преступности в Украине и практически одновременное выступление генерального прокурора Украины со своими статистическими данными, при детальном изучении, вызвали массу вопросов.

Для увеличения изображения - нажмите на картинку.

В данных от полиции вообще отсутствует общее количество преступлений(!), а многие поданные показатели выражены в процентном отношении от общего числа (которое остается неизвестным).

Информация на сайте генеральной прокуратуры вносит не меньшую сумятицу:

"Генеральний прокурор України Юрій Луценко, під час наради за підсумками роботи органів прокуратури України за 2016 рік наголосив, що найбільш поширеними злочинами у 2016 році є злочини проти особи (зґвалтування, вбивства, тяжкі тілесні тощо). За його словами, 86 % від всіх кваліфікованих правопорушень становлять злочини проти власності".

(Цитата со страницы сайта ГПУ)

После прочтения этого абзаца, возникает логичный вопрос - каких же все-таки классов преступлений совершено больше? Преступлений против личности, или все-таки преступлений против собственности? Мелькнула даже мысль, что генпрокурор не сильно различает классификацию (а может быть даже не видит отличий между людьми и собственностью…).

Для тех, кто не понял конструкцию цитаты - прочтите ее еще раз – понять и выделить из нее «лидирующий» класс преступлений невозможно.

Далее генпрокурор с сожалением озвучивает рост количества совершенных преступлений против собственности:

"Мушу констатувати, що така тенденція спостерігається вже третій рік поспіль. У 2016 році - це 312 тисяч крадіжок".

(Цитата со страницы сайта ГПУ).

Из цитаты совершенно не ясно, о чем идет речь – о кражах или же о преступлениях против собственности в целом. Если речь идет только о кражах, то эта цифра не позволяет сделать расчет общего количества преступлений против собственности. А если речь идет про общее количество, то как-то «маловато» в свете оглашенных ниже цифр.

Вообще - двусмысленность подачи данных настолько зацепила своей неискренностью, что мы решили углубиться в исследование и сравнение озвученных генеральной прокуратурой и национальной полицией "достижений" в правоохранительной сфере. И первая же цифра, вносящая конкретику, являет собой очень приблизительное число:

"у 2016 році зареєстровано понад один мільйон кримінальних правопорушень, що майже на 3% більше, ніж у 2015 році."

(Цитата со страницы сайта ГПУ).

Миллион. Большая и круглая цифра, которая позволяет достаточно просто произвести последующие расчеты. Так мы думали. Реальность совершенно противоречила ожиданиям... Потому, что следующее же предложение вгоняет в ступор:

"Кількість облікованих кримінальних правопорушень також збільшилася по державі на 5% і становить майже 600 тисяч на рік."

(Цитата со страницы сайта ГПУ).

Пробуем разобраться в этой конструкции самостоятельно. Имеем: "зарегистрированные за 2016 правонарушения" в количестве "больше одного миллиона" и "учтенные правонарушения", которых 600 тысяч…

Осталось понять - вторая цифра входит в состав предыдущей или дополняет ее? Если входит - то не ясно, куда делись 400 тысяч правонарушений. Если дополняет, - то общее число правонарушений возрастает и начинает стремиться к двум миллионам...

Оставив бесплодные попытки познать истину, можно сделать первый вывод - общее число правонарушений в Украине за год - это большое число, точное значение которого тщательно скрывается от общественности. И, судя по дальнейшему разбору статистических данных, озвучивание такой информации ни со стороны прокуратуры, ни со стороны полиции не предвидится и в дальнейшем. Ибо цифра выходит весьма большая и страшная, и складывается стойкое впечатление, что правоохранительная система совершенно не желает акцентировать на ней внимание населения (что в принципе вполне логично, учитывая фон криминогенной обстановки).

Но вернемся же к дальнейшему осмыслению предоставленных цифр и перейдем к данным от криминальной полиции, которая гордо заявляет о раскрытии 82% убийств и 84% тяжких телесных повреждений. Но при этом, вторя генеральной прокуратуре, покрывает мраком тайны их общее количество. 82% и 84% это сколько в случаях - триста, пятьсот, тысячи?.. А в человеческих жертвах?

Обратите внимание на полное отсутствие отслеживания соотношения числа жертв к случаям. Никто, наверное, не удивится, если окажется, что это отношение имеет тенденцию к росту во времени. А это уже слишком многое может значить – начиная от изменения «характера поведения преступных элементов» и заканчивая снижением «ценности человеческой жизни в обществе». Впрочем – ассоциация с «лихими девяностыми» неплохо заменяет недостающие статистические данные в умах обывателей.

А как вам следующее заявление криминальной полиции:

"Раскрыты почти три четверти убийств, совершенных с использованием огнестрельного оружия."

(Цитата со страницы сайта НПУ).

При этом совершенно не ясно - какая это доля из общего количества убийств…

То же самое можно сказать и про остальные виды посягательств на жизнь - озвучивается лишь голый "процент раскрываемости" (тот самый показатель, который нарекали "неправильным" и от которого обещали избавиться после преобразования милиции в полицию).

В принципе, раскрываемость - это неплохой показатель качества работы правоохранительных органов для общественности. Но только в том случае, когда этот показатель объективен и обоснован.

Сами себе ответьте на вопрос: На основании озвученного «процента» вы можете сказать сколько убийств было раскрыто?

Ответ – «Нет». Вам лишь довели процент раскрытых преступлений и только по определенным заранее сегментам. Мы не знаем их количество и более того мы не имеем возможности соотнести количество раскрытых убийств с применением огнестрельного оружия к общему числу совершенных убийств.

На фоне общего «процента раскрываемости», который генпрокурор озвучил как «на уровне менее 30%», информацию от криминальной полиции про высокий процент раскрываемости, в области тяжких преступлений против личности, можно обозначить как своего рода стимул для потерпевших – «Хочешь, чтобы преступление было раскрыто с большей долей вероятности? Значит в преступлении должен фигурировать труп. И лучше не один».

Иначе как тогда следует понимать «выпячивание» показателей раскрываемости по тяжким преступлениям в статистике работы криминальной полиции на фоне ужасающе-низкой общей раскрываемости преступлений?

Впрочем, информация о других преступлениях тоже не блещет своей лаконичностью. Вот как вам такой, феерический во всех отношениях, фрагмент отчета криминальной полиции:

"В сфере противодействия наркопреступности полиция выявила более 22 тысяч уголовных правонарушений, половину из них направили в суд."

(Цитата со страницы сайта НПУ).

Если вникнуть в смысл конструкции цитаты - то озвученная цифра показывает количество преступлений правоохранителей в процессе борьбы с наркоторговлей (где полиция выявила правонарушения? - в сфере противодействия наркопреступности) ...

Общий информационный посыл от полиции - "у нас все хорошо, а в том, что плохо виноваты другие". Почему? А посмотрите на цифры инфографики и подписи к ним. Попробуйте найти озвученные генеральной прокуратурой цифры. Нашли? Мы тоже не нашли.

Учитывая ранее выведенное "эмпирическим путем" общее число правонарушений, сегменты, о которых отчитывается полиция занимают чуть больше чем 10% от всего объема преступности.

Кто-то может обвинить нас в предвзятости и попытке придраться к цифрам и оборотам. Но поверьте – мы не делаем этого. Мы пытаемся понять и разобраться в озвученных отчетами данных. А без вникания, что же именно было озвучено – эти отчеты совершенно непонятны.

Мы не спорим - и прокуратура и полиция делают хорошее и доброе дело – борются с преступностью (по крайней мере мы верим в это).

Но при этом руководители этих организаций забывают о необходимости своевременного информирования общественности не только о результатах этой борьбы в виде абстрактных процентных показателей, но и картиной преступности выраженной конкретными цифрами (а кто захочет – сможет сам подсчитать проценты раскрываемости).

Много разговоров было о публичности полиции, о обязанности доносить до общественности результаты ее работы. На деле же, имеем попытку избежать оглашения истинного положения дел путем имитации отчета.

Ведь никто не просит разглашать тайны следствия и прочую служебную информацию. Достаточно своевременных публикаций содержащих достоверные статистические данные по стране (за сутки, за месяц, за год). Но не в виде пресловутых и абсолютно абстрактных процентных значений.

Требуется оглашение конкретных цифр. Включая «страшную тайну» - общее число совершенных правонарушений, количество административных протоколов и открытых уголовных дел, и число дел, доведенных до суда, а также количество приговоров по этим делам. И многое другое, но не в виде процентов.

И такие сводки должны звучать непосредственно из уст правоохранительных органов. А не от «инсайдеров» или именующих себя таковыми.

Ведь торговля данными о первичных событиях (сводки) - это не выдумка. Многие профильные издания и компании, действующие в определенных рыночных сегментах сознательно «подкармливают» сотрудников для получения от них той информации, которая по факту должна предоставляться общественности открыто, бесплатно и на постоянной основе.

В противном случае - создается стойкое впечатление, что реальное положение дел в правоохранительной сфере тщательно скрывается от масс. Впрочем, многие понимают и без цифр, что все далеко не радужно. И именно на фоне этого понимания, оглашение подобных ничего не говорящих отчетов со стороны правоохранителей выглядит особенно циничным.


При создании материала были использованы официальные источники:

У 2016 році зареєстровано понад один мільйон кримінальних правопорушень (ГПУ)

Юрій Луценко: найбільш поширені злочини у 2016 році - злочини проти особи

В 2016 году криминальная полиция раскрыла свыше 86 процентов умышленных убийств (инфографика)

поделиться:
fb tw gp

Отзывы (0 комментариев)
МультиВход
другие материалы рубрики
Дополнительные материалы