logo

Лидер чеченских террористов Шамиль Басаев

15.06.2015

БАСАЕВ, ШАМИЛЬ

ЛИДЕР ЧЕЧЕНСКИХ ТЕРРОРИСТОВ, УБИТ 10 ИЮЛЯ 2006 ГОДА

shamil Чеченский террорист, один из лидеров движения чеченских сепаратистов и деятелей самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия, занимал различные высокопоставленные посты в правительстве ЧРИ. Участник боевых действий в Абхазии (1992-1993), первой чеченской кампании (1994-1996).

Организатор террористического нападения на Буденновск в 1995 году, в ходе которого погибли около 140 человек, участник захвата Грозного в августе 1996 года. Один из организаторов вторжения чеченских боевиков в Дагестане летом 1999 года, положившего начало второй чеченской кампании. В ходе боевых действий потерял ступню правой ноги. Брал на себя ответственность за целую серию крупных терактов на территории РФ, среди которых захват заложников в Театральном центре на Дубровке (2002 год, погибли 128 человек), взрыв Дома правительства в Грозном (2003 год, погибли 83 человека), захват школы в Беслане (2004 год, погибли 330 человек). Уничтожен 10 июля 2006 года в ходе операции российских спецслужб в Ингушетии.

Шамиль Салманович Басаев родился 14 января 1965 года на хуторе Дышне-Ведено Веденского района Чечено-Ингушской АССР. Принадлежал к достаточно влиятельному чеченскому тейпу Ялхорой. По некоторым сведениям, был назван в честь лидера мятежных горцев Шамиля, жившего в XIX веке. Есть также данные, что предком Басаева был русский солдат, перебежавший на сторону Шамиля во время Кавказской войны. Басаеву якобы с детства родители внушали, что "настоящие мужчины рождаются в горах и что Кавказ не принадлежит русским". До 1970 года жил в Дышне-Ведено, затем в станице Ермоловская.

В 1982 году Басаев окончил среднюю школу. Срочную военную службу проходил в Военно-воздушных силах СССР. Служил пожарным на военной базе, по другим данным – в штабном подразделении. С 1983 года был разнорабочим, работал "шабашником" в Волгоградской области. В 1986 году поселился в Москве.

Басаев трижды безуспешно пытался поступить на юридический факультет Московского государственного университета имени Ломоносова. Как утверждал в беседе с журналистами сам Басаев, юрфак он выбрал, так как хотел "стать следователем и ловить жуликов, потому что отец был коммунист настоящий и так меня учил", а поступить не удалось из-за требуемой крупной взятки.

В 1987 году Басаев поступил в Московский институт инженеров землеустройства. Был отчислен в 1988 году за неуспеваемость. Во время учебы одним из преподавателей Басаева был известный в будущем политик и предприниматель Константин Боровой.

Во время пребывания в Москве Басаев работал контролером в троллейбусном парке, сторожем в закусочной, занимался кооперативным предпринимательством. Работал в одном из кооперативов, организованном чеченцами, в торгово-посреднической фирме. Предпринимательская деятельность Басаева успехом не увенчалась. Задолжав крупную сумму, он вернулся в Чечню.

Согласно одному из источников, с 1989 по 1991 год Басаев учился в Исламском институте в Стамбуле.

В начале 1991 года Басаев вступил в войска Конфедерации народов Кавказа (КНК). Как рассказал Басаев в одном из интервью, с 1991 года он самостоятельно изучал теорию военного дела: "Заниматься стал, потому что имел цель. Нас было человек тридцать ребят, мы понимали, что просто так Россия Чечню не отпустит, что свобода - вещь дорогая и за нее надо платить кровью. Поэтому усиленно готовились". В июне-июле 1991 года создал группу боевиков "Ведено", которая занималась охраной съездов Конфедерации народов Кавказа. В группу вошли жители населенных пунктов Беной, Ведено, Дышне-Ведено, Бамут и других.

Басаев принимал участие в обороне Белого Дома 19-21 августа 1991 года. В одном из интервью объяснял это так: "Я знал, что если победит ГКЧП, на независимости Чечни можно будет ставить крест".

Вернувшись в Чечню, где Общенациональный конгресс чеченского народа (ОКЧН) привел к власти Джохара Дудаева, Басаев в августе-ноябре 1991 года активно участвовал в восстании чеченских сепаратистов.

В октябре 1991 года Басаев, одновременно с Дудаевым, выдвигал свою кандидатуру на пост президента Чеченской республики. После прихода к власти Дудаева создал в Грозном диверсионно-разведывательную группу для защиты "свободы и интересов ЧРИ и ее президента". 5 октября 1991 года в составе "спецподразделения" Руслана Шамаева принимал участие в захвате здания КГБ ЧИАССР.

9 ноября 1991 года вместе с Сайд-Али Сатуевым и Лом-Али Чачаевым участвовал в угоне пассажирского самолета Ту-154 из аэропорта Минеральные Воды в Турцию. Захватчики сдались местным властям и в ходе переговоров добились переправки в Чечню. Акция была проведена в знак протеста против введения чрезвычайного положения в Чечено-Ингушетии и позволила Басаеву завоевать признание руководства ОКЧН.

Согласно некоторым данным, после акции с захватом самолета Басаев стал командиром роты спецназа чеченских сепаратистов. По другим сведениям, в конце 1991 – начале 1992 года Басаев принимал участие в боях в Нагорном Карабахе на стороне Азербайджана, проходил подготовку на базах моджахедов в Пакистане.

Летом 1992 года Басаев с группой добровольцев отправился в зону грузино-абхазского конфликта. Пресса со ссылкой на высокопоставленных военных сообщает, что в Абхазии Басаев проходил военную подготовку под руководством специалистов Главного разведывательного управления (ГРУ) при Генштабе РФ. С августа 1992 года во главе отряда чеченских добровольцев, позже получившего название "Абхазский батальон", Басаев активно участвовал в военных действиях на стороне Абхазии. Командовал Гагринским фронтом, занимал пост заместителя министра обороны Абхазии.

В январе 1993 года на совместном заседании президентского совета и парламента КНК Басаев был назначен командующим экспедиционным корпусом КНК в Абхазии. В его обязанности входило "координировать, объединять, направлять в нужное русло и контролировать прибывающий поток добровольцев". После возвращения в Чечню в декабре 1993 года на пятом съезде КНК Басаев был утвержден на должности командующего войсками КНК, в том же году был назначен главнокомандующим "вооруженными силами Ичкерии".

По сообщениям СМИ, Басаев и его боевики проходили подготовку в Афганистане. В одном из интервью Басаев рассказывал, что с апреля по июль 1994 года он был в афганской провинции Хост, где вместе с группой своих боевиков проходил подготовку в лагере моджахедов. Также Басаев сообщал, что в 1992–1994 годах он со своим "Абхазским батальоном" совершил три поездки в лагеря моджахедов.

10a5fc33979fШамиль Басаев.

Летом 1994 года с началом гражданской войны в Чечне "Абхазский батальон" Басаева вступил в боевые действия на стороне Дудаева против пророссийской оппозиции, а затем, после ввода в республику федеральных войск в декабре, против федеральных сил. К началу боевых действий "Абхазский батальон" был одним из самых крупных подразделений боевиков в Чечне и насчитывал около 2000 человек. Формирование Басаева в июле вело бои с группировкой оппозиционного Дудаеву полевого командира Руслана Лабазанова, а в августе участвовало в противостоянии с силами оппозиции, неудачно пытавшимися взять штурмом Грозный.

Басаев стал одним из ближайших сподвижников Дудаева. "Абхазский батальон" осуществлял личную охрану лидера сепаратистов, и Басаев в декабре 1994 года вместе с Зелимханом Яндарбиевым и Мовлади Удуговым сопровождал Дудаева на последнюю предвоенную встречу с министром обороны России Павлом Грачевым в станице Слепцовская в Ингушетии. В январе 1995 года Басаев командовал "Абхазским батальоном", участвовавшим в обороне Грозного от федеральных сил.

В мае–июне 1995 года отряд Басаева понес тяжелые потери в боях с федеральными силами у села Ведено, после разгрома в составе его батальона осталось всего 200–300 человек. 3 июня ракетно-бомбовым ударом по Ведено был уничтожен дом дяди Шамиля – Хасмагомеда Басаева, в результате чего погибли 12 родственников боевика (по другим данным – 17).

14 июня 1995 года Басаев во главе группы, насчитывающей около 200 человек, произвел захват заложников в городе Буденновске Ставропольского края. По мнению наблюдателей, акция могла быть актом мести за гибель родственников Басаева.

Согласно одной из версий, первоначальной целью боевиков являлся не Буденновск, а аэропорт Минеральных Вод, откуда предполагалось вылететь для совершения теракта в Москву. Автоколонна боевиков, следовавшая из Чечни под видом российских военных, была задержана на одном из постов ГАИ возле Буденновска и препровождена к городскому РОВД. После этого боевики атаковали милиционеров. Им удалось захватить несколько этажей здания РОВД, а также еще ряд административных и жилых зданий. Кроме того, отряд Басаева вступил в перестрелку с военнослужащими местной вертолетной части ВВС России. Бандиты взяли в заложники примерно 1600 мирных жителей и удерживали их в здании городской больницы. К российским властям Басаев обратился с требованиями окончания военных действий в Чечне, амнистии чеченским сепаратистам, проведения демократических выборов в Чечне. Кроме того, террористы требовали допуска в здание больницы журналистов для проведения пресс-конференции. Журналисты были допущены в больницу только после того, как террористы расстреляли нескольких заложников. Кроме того, были расстреляны несколько военных летчиков и милиционеров.

5H3QЗахват больницы в Буденновске. Шамиль Басаев. 19 июня 1995-го

Басаев рассказывал, что он лично отбирал и готовил боевиков для буденновской акции, а затраты на нее составили 25 тысяч долларов. "Когда мы захватили больницу, то все власти были в растерянности. По телевизору передают, что переговоры идут, деньги предлагают, а на самом деле ничего этого не было. Они два дня в растерянности были, даже боялись кого-нибудь прислать, только через сутки опомнились, и первый раз к нам чеченец из города пришел. В первый момент я удивился, когда Черномырдин мне позвонил. Но уже по тому, что он меня просил не поддаваться на провокации, не отвечать на них огнем, я понял, что он не мог управлять ситуацией. Премьер-министр, а власти у него было не очень много. Об операции Дудаев не знал. В тот момент у меня не было с ним связи второй месяц. Да даже если бы и была, то я не стал бы его посвящать в такие тонкости. Это мое правило", - рассказывал Басаев.

После неудачной попытки штурма больницы, во время которого боевики использовали заложников в качестве живого щита, и последовавших переговоров Басаева с премьер-министром России Виктором Черномырдиным российские власти позволили боевикам вернуться в Чечню. Автобусная колонна с 70 террористами (часть группы отступила из города до захвата больницы) и 130 заложниками-добровольцами (в том числе журналистами и депутатами Государственной Думы) проследовала до границы Чечни. Заложники были отпущены, а бандитов Басаева чеченцы приветствовали как национальных героев.

Сведения о числе жертв теракта в Буденновске разнятся. Согласно данным общества "Мемориал", в результате этой террористической акции погибли 105 гражданских лиц, 11 милиционеров и не менее 14 военнослужащих. Другие упоминаемые цифры включают 130 мирных жителей, 18 милиционеров и 18 военнослужащих, а также 148 погибших. Число раненых составило более 400 человек. В автоколонне террористов, покинувшей Буденновск, находились трупы 17 боевиков Басаева.

Фактически, теракт в Буденновске предопределил окончание первой чеченской кампании - российские власти вынуждены были вступить в переговоры с террористами. Против Басаева было возбуждено уголовное дело, он был объявлен в федеральный розыск. По словам Басаева, после событий в Буденновске весь личный состав его бандформирования был представлен Дудаевым к званию "герой Чечни", трое заместителей Басаева получили орден "Честь нации". В то же время сам Басаев якобы получил выговор за невыполнение боевой задачи, так как Буденновск не был конечной целью операции. 21 июля "за особые заслуги" Дудаев присвоил Басаеву звание бригадного генерала.

В одном из интервью 1996 года Басаев так прокомментировал события в Буденновске: "Говорят, что Буденновск - это террор. А то, что российская авиация бомбит наши села каждый день, - это не террор? Там ведь только мирные люди гибнут! Средь бела дня. А мне ближе мой народ, чем весь остальной мир! Мало ли что про нас россияне думают. А что мы про них думаем? Какому террору они наш народ подвергли? Мы что - первые начали? Это ответная реакция. Мы вынуждены прибегать к крайним средствам, чтобы просто выжить".

После операции в Буденновске в среде сепаратистов значительно вырос авторитет Басаева и его отряда, располагавшего БМП, установками "Град", ПЗРК "Стрела" и "Стингер". Басаев был одним из наиболее радикальных сторонников независимости Чечни. В интервью в июле 1995 года он заявил, что даже если население республики в ходе референдума выскажется за вхождение в состав РФ, он "не смирится и будет бороться дальше".

Осенью 1995 года в российской и зарубежной прессе периодически появлялись интервью с Басаевым. В одном из них говорилось: "Российская армия оттягивает время, чтобы с наступлением холодов предпринять карательные операции и уничтожить нас. Но мы ведь тоже не сидим сложа руки, мы предпринимаем свои меры. Мы тоже огнем пройдемся по России, огнем и мечом, если война в Чечне не будет закончена. Нам легче, больше возможностей, территория России огромна, мы в России выросли... Мы будем воевать и здесь, и там... Мы будем убивать их".

Летом и осенью 1995 года Басаев неоднократно угрожал правительству России новыми террористическими актами на территории РФ в случае, если не будут прекращены боевые действия и будут свернуты переговоры. Басаев утверждал, что у него есть 7 контейнеров бактериологического оружия, 5 снарядов с бинарными отравляющими веществами, радиоактивные вещества, и не исключил возможности их применения.

В начале октября 1995 года Басаев с отрядом численностью в 300 человек расположился лагерем недалеко от поселка Чапаево Новолакского района Дагестана, утверждая, что это "чеченская земля". В октябре 1995 года Басаев взял на себя ответственность за обстрел бронегруппы 506-й мотострелковой бригады, в результате которого погибли 18 человек. На следующий день начальник Генштаба чеченских сепаратистов Аслан Масхадов опроверг это сообщение. 23 ноября журналисты, в соответствии с полученной от Басаева информацией, обнаружили в Москве пакет, оказавшийся источником мощного радиоактивного излучения.

Как отмечают наблюдатели, во время первой чеченской войны Басаев продемонстрировал некоторую однобокость своих навыков. С одной стороны, ему хорошо удавались диверсионные и террористические операции, с другой – он ничем не проявил себя в боевых действиях.

В конце апреля 1996 года, после смерти Дудаева, Басаев, занимавший должность командира разведывательно-диверсионного батальона ВС ЧРИ, на совещании полевых командиров был избран командующим боевыми формированиями ЧРИ, сменив на этом посту Масхадова.

034345Шамиль Басаев в Ведено Чечня, 1996 год.

Басаев неоднократно отказывался прекратить боевые действия против федеральных сил, в апреле 1996 года утверждал, что вывода российских войск из Чечни недостаточно, так как "Россия должна заплатить нам компенсацию за нанесенный ущерб". Кроме того, выступал за выход из состава России всех северокавказских республик и их объединение в одно горское государство. Весной и летом 1996 года Басаев не участвовал в российско-чеченских переговорах, против его присутствия на них высказался президент России Борис Ельцин.

В августе 1996 года Басаев был одним из руководителей операции "Джихад", подготовленной Масхадовым, в ходе которой чеченские боевики захватили Грозный.

В мае 1996 года Мовлади Удугов следующим образом охарактеризовал роль Басаева в движении сепаратистов: "Шамиль Басаев никогда не был наверху. Он же не дурак. Но он всегда был тайной пружиной всех наших дел".

В ноябре 1996 года, после подписания Хасавюртских соглашений, Басаев отказался от предложенного ему поста вице-премьера в коалиционном правительстве ЧРИ, возглавляемом Зелимханом Яндарбиевым. Занимал пост председателя таможенного комитета республики. Кроме того, в ноябре Басаев заявил о намерении участвовать в выборах президента ЧРИ в 1997 году.

В 1997 году Басаев баллотировался на пост президента ЧРИ (для этого он покинул пост главнокомандующего) и на выборах 27 января занял второе место, набрав 23,7 процента голосов, уступив Аслану Масхадову. Как полагает один из журналистов, Басаев получил популярность в Чечне главным образом среди молодежи, которая восхищалась его решительностью, безжалостностью и удачливостью. Среди старшего поколения Басаев популярностью не пользовался, так как его операции приводили к значительным жертвам среди самих боевиков и мирного населения. Именно молодежь составила электорат Басаева на выборах 1997 года. Басаев в новом правительстве получил пост первого вице-премьера, а затем стал исполняющим обязанности главы правительства.

В феврале 1997 года Шамиль Басаев стал почетным председателем партии "Маршо" ("Свобода"), выступавшей с жестких антироссийских позиций.

В июле 1998 года Басаев ушел в отставку, и Масхадов возложил обязанности главы правительства на себя. Слухи об отставке Басаева появились еще годом раньше, однако тогда они были опровергнуты. В том же месяце Басаев получил новый пост – он был назначен заместителем главнокомандующего вооруженных сил ЧРИ.

В 1998 году Басаев возглавил Федерацию футбола Чечни и работал над развитием спорта в республике.

В конце 1996 – начале 1997 года Басаев, по мнению некоторых наблюдателей, в связи с развитием мирного процесса, начал терять опору среди своих подчиненных, заинтересованных в продолжении боевых действий. В это время якобы участились контакты Басаева с представителями саудовского мультимиллионера Осамы бин Ладена, финансирующего исламских боевиков во многих странах мира. В период между двумя чеченским кампаниями Басаев сблизился с ваххабитами. Публично говорил о возможности использования против России оружия массового поражения, призывал к созданию "халифата" от Каспийского до Черного моря. До войны Басаев не проявлял большого внимания к религии, но под влиянием своего соратника, иорданца Хаттаба, с которым он встретился в 1995 году, сделал воинствующий ислам своей идеологией. В интервью BBC News в 1998 году Басаев заявил: "Лично я не хотел бы, чтобы Россия признала сегодня независимость Чечни, потому что, если это случится, то нам придется признать Россию - то есть колониальную империю - в ее нынешних границах". Басаев также подтвердил, что его планы простираются за пределы "Ичкерии": "Я не хотел бы подтверждать их право управлять Дагестаном, Кабардино-Балкарией или Татарией. Россия - это последняя империя, построенная на крови. Они даже элементарно не способны это опровергнуть. Поэтому тот факт, что они нас не признают, не имеет для нас никакого значения".

hatab

В конце 1990-х годов Басаев также занимался вымогательством денег. Осенью 2009 года была обнародована информация о том, что ФСБ России раскрыла теракты, совершенные в Москве 26 апреля 1999 года (в гостинице "Интурист") и 31 августа 1999 года (в торговом комплексе "Охотный ряд") - он были совершены людьми Басаева по его приказу. В первом случае взрыв был связан с отказом в выплате Басаеву средств для финансирования отрядов руководителями программы "Фронтовые дети Чечни", патронировавшейся Иосифом Кобзоном, во втором случае - с аналогичным отказом, поступившим от управлявшей торговым комплексом компании Plaza, президентом которой являлся Умар Джабраилов.

7 августа 1999 года группа вооруженных боевиков под руководством Басаева и Хаттаба вторглась из Чечни на территорию Дагестана и попыталась захватить два села – Рахата и Ансалта Ботлихского района. Целью вторжения провозглашалось создание в Дагестане исламского государства. Так называемая "исламская шура Дагестана" утвердила Басаева на посту "амира" (то есть верховного лидера) объединенных сил моджахедов Дагестана. Басаев, в свою очередь, назначил Хаттаба "командующим исламскими силами в Дагестане". Басаев и Хаттаб не нашли в Дагестане желаемой поддержки местного населения. Многие дагестанцы восприняли навязывание им ваххабизма как оскорбление.

В первой половине сентября 1999 года в Москве и Волгодонске были взорваны три жилых дома, в результате чего погибли 243 человека и 1742 были ранены. Хотя российские власти называли организаторами взрывов Басаева и Хаттаба, никто из чеченских сепаратистов не взял на себя ответственность за эти теракты, а Масхадов даже публично заявил, что его сторонники "не воюют с мирным населением".

16022011_18Шамимль Басаев и Аслан Масхадов.

Вторжение боевиков в Дагестан и взрывы домов стали основанием для начала второй чеченской кампании федеральных сил. Басаев требовал у Масхадова дать отпор России, таким образом фактически добиваясь одобрения своей дагестанской операции.

В феврале 2000 года Басаев командовал выходом сил сепаратистов из Грозного. При этом боевики понесли большие потери, а сам Басаев, подорвавшись на противопехотной мине, был тяжело ранен. Ему ампутировали ступню правой ноги. В мае 2000 года появились сообщения о смерти Басаева, а потом, когда выяснилось, что он жив и тяжело ранен, в СМИ публиковалась информация, согласно которой Басаев якобы хотел договориться с федеральными властями о возможности выехать на лечение за границу. Федеральными силами был захвачен хирург, ампутировавший Басаеву ногу.

В октябре 2000 года, после начала "интифады Аль-Аксы", Басаев заявил о готовности отправить на Ближний Восток 150 своих боевиков и сообщил, что к "священной войне за освобождение Иерусалима" готовы присоединиться еще полторы тысячи чеченцев.

В декабре 2000 года погиб Ширвани Басаев, брат Шамиля, бывший комендант Бамута и глава госкомитета Чечни по топливу и энергетике в правительстве Масхадова.

В январе 2001 года в нескольких населенных пунктах Шатойского района Чечни от имени Хаттаба и Басаева распространялись листовки для полевых командиров и боевиков, содержавшие призыв оказывать моральное и физическое давление на местных жителей, сотрудничавших с федеральными властями. Согласно сообщениям лояльных к федеральной власти чеченских СМИ, "карательные отряды" Басаева продолжали действовать против мирного населения республики вплоть до 2005 года.

В 2001 году чеченскими боевиками был похищен американец Кеннет Глак. Вскоре после освобождения Глака было опубликовано обращение Басаева, в котором говорилось, что похищение было "самодеятельностью некоторых наших моджахедов". Террорист извинился перед Глаком и просил его не разглашать никакой информации о своих похитителях.

СМИ со ссылкой на руководство федеральных сил в Чечне сообщали, что место базирования Басаева до весны 2001 года располагалось в селе Дуиси Ахметского района Грузии.

23 октября 2002 года в Москве в Театральном центре на Дубровке отряд террористов под руководством Мовсара Бараева захватил в заложники зрителей и актеров мюзикла "Норд-Ост" – всего более 800 человек. Проведенная спецслужбами операция закончилась уничтожением террористов и гибелью 128 заложников. Басаев в конце октября взял на себя ответственность за теракт (его заявление было опубликовано на сайте сепаратистов "Кавказ-центр"). При этом Басаев – он назвал себя Абдуллахом Шамилем Абу-Идрисом – заявил о сложении с себя всех полномочий, включая должность главы военного комитета ЧРИ. Единственная должность, которую он сохранил, - руководство "разведывательно-диверсионным батальоном шахидов "Риядус-ус-Салихин"", который и совершил теракт на Дубровке. Кроме того, Басаев призвал весь чеченский народ сплотиться вокруг Масхадова.

Журналисты отмечали, что в ходе военных действий в Чечне, и в особенности после смерти Хаттаба в 2002 году, произошло сближение Басаева с Масхадовым, Басаев стал более лоялен по отношению к президенту ЧРИ. Ранее в верхушке сепаратистов наметился раскол, который Басаев публично признавал. Басаев был единственным чеченцем в военной "меджлис-шуре", занимавшейся распределением финансов между группировками боевиков. Остальные, в том числе Хаттаб, были арабами. Вопросы финансирования стали одной из причин разногласий между Басаевым и Масхадовым – первый располагал автономными источниками, а второй столкнулся с серьезным недостатком средств, когда ряд западных стран перекрыли финансовые потоки террористов после событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне. О противостоянии Масхадова и Басаева говорилось и раньше – в 1998 году.

В начале 2003 года Басаев взял на себя ответственность за взрыв Дома правительства в Грозном 27 декабря 2002 года, в результате которого погибли 83 человека. В доказательство на сайте сепаратистов "Кавказ-центр" были выложены кадры видеозаписи взрыва.

В сентябре 2004 года Басаев взял на себя ответственность за целый ряд терактов: захват заложников в Беслане (операция "Норд-Вест"), взрывы на Каширском шоссе и у станции метро "Рижская" в Москве, взрыв двух самолетов, следовавших из Москвы в Сочи и Волгоград. О подготовке теракта в Беслане Басаев рассказывал так: "В "Норд-Весте" участвовали 33 моджахеда. Из них две женщины. Готовили четырех, но двух я отправил 24 августа 2004 года в Москву. Там их посадили на два взорвавшихся самолета. В группе было 12 чеченцев, 2 чеченки, 9 ингушей, 3 русских, 2 араба, 2 осетина, 1 татарин, 1 кабардинец и 1 гуран. Гураны - это народ, живущий в Забайкалье и практически обрусевший". Басаев рассказал об условиях, выдвинутых террористами в Беслане: "Если Путин издает приказ немедленно остановить войну, все войска в казармы и начать вывод войск - мы даем всем воду. Если начинается реальный вывод войск - мы даем всем еду. Как только выводятся войска с горных районов, мы отпускаем детей до 10 лет. Остальных - после полного вывода войск. Если Путин подаст в отставку - мы отпускаем всех детей и с остальными уходим в Чечню". Было также сообщено о расходах на проведение терактов: "Взрывы самолетов обошлись мне в четыре тысячи долларов, на Каширской и у метро - в семь тысяч долларов, а операция "Норд-Вест" - в восемь тысяч евро. Оружие трофейное, машина трофейная, взрывчатка трофейная - все расходы только на питание и экипировку. И до Москвы действительно денег не хватило".

В феврале 2005 года на сайте "Кавказ-центр" была размещена видеозапись с участием Басаева. Он опроверг слухи об ухудшении своего здоровья и даже о своей смерти и демонстративно воткнул нож в свой протез. Слухи о смерти Басаева ранее появлялись неоднократно, в частности - в 2000 и 2002 году.

В июле 2005 года американский телеканал ABC News показал интервью Басаева, взятое журналистом Андреем Бабицким. В интервью Басаев, в частности, заявил: "Я признаю себя плохим парнем, бандитом. Ладно, я террорист, но тогда кем вы назовете их (т.е. российские власти – Лента.ру)? Если защитниками конституционного порядка, если антитеррористами, то я плевал на все договоренности и красивые слова... Именно русские являются террористами. У нас идет борьба за нашу национальную независимость". Басаев заявил, что можно ожидать нового теракта, подобного бесланскому: "Пока продолжается геноцид чеченского народа, что-нибудь такое может случиться". Публикация интервью вызвала крайне негативную реакцию российских официальных лиц.

Весной 2005 года, после смерти Масхадова, на пост президента ЧРИ вступил Абдул Халим Сайдуллаев. В его правительстве Басаев получил пост вице-премьера. Существовало мнение, что Сайдуллаев был сугубо номинальной фигурой, тогда как Басаев, пользующийся влиянием среди боевиков, был истинным лидером сепаратистов.

13 октября 2005 года Басаев руководил нападением боевиков на город Нальчик, в результате которого погибли более 20 человек.

15 июня 2006 года "Кавказ-центр" распространил обращение Басаева, в котором тот взял на себя ответственность за убийство президента Чечни Ахмада Кадырова 9 мая 2004 года. Террорист сообщил, что за убийство Кадырова он заплатил 50 тысяч долларов и готов заплатить 25 тысяч за убийство Кадырова-младшего – Рамзана. Басаев сообщил о готовности при необходимости удвоить эту сумму. О своей причастности к убийству Кадырова-старшего Басаев говорил еще в мае 2004 года, хотя это и ставилось под сомнение. Так, в обращении 17 мая 2004 года Басаев заявил: "Нашими моджахедами в рамках операции "Возмездие" успешно проведена спецоперация "Нал-17" и приведен в исполнение приговор шариатского суда по отношению к национал-предателям и вероотступникам Кадырову и Исаеву". Рамзан Кадыров в 2006 году в ответ на заявление Басаева пообещал, что террорист ответит за содеянное и по закону, и по традициям чеченского народа. Обещание Кадырова было приурочено к уничтожению в июне официального лидера сепаратистов Сайдуллаева. Кадыров грозил Басаеву местью и раньше – в мае 2006 года: "Этого Басаева наш народ давно бы забыл, если бы журналисты не напоминали. Есть он, черт, где-то бегает. Никак не получается его забрать. Уничтожить его - это честь, честь фамилии Кадырова. И я должен Басаева или посадить, или уничтожить. Это мой священный долг. Как чеченца. Как мусульманина. Как офицера". Примерно то же говорилось и весной 2005 года: "Мы этого бандита, Басаева, до 9 мая уничтожим. По крайней мере, такая задача перед нами стоит". Наблюдатели высказывали самые различные мнения по поводу перспектив уничтожения Басаева.

10 июля 2006 года средства массовой информации сообщили об уничтожении в Ингушетии группы боевиков, перевозившей взрывчатые вещества, предназначенные для совершения крупного теракта. В результате взрыва груза были уничтожены грузовик "КАМАЗ" и легковые машины сопровождения. Затем выяснилось, что взрыв боеприпасов произошел в результате операции российских спецслужб, направленной на уничтожении Басаева, причем сам лидер террористов погиб. Директор ФСБ Николай Патрушев доложил президенту Путину о том, что уничтожение Басаева стало возможным благодаря организации оперативной деятельности за рубежом, в странах, откуда в Россию переправляется оружие. Для окончательной идентификации трупа Басаева требовалось проведение генетической экспертизы. 27 декабря экспертиза засвидетельствовала, что изученные ей останки действительно принадлежат Басаеву.

Согласно сообщениям СМИ, Басаев был женат на уроженке Абхазии Анжеле Джения (по другим данным – на Индире Джения). В интервью 1995 года он подтвердил существование у него семьи в Абхазии. Родители Басаева живут в Ведено, у него есть брат, два других брата (в том числе Ширвани Басаев) погибли. Согласно более поздним данным, Ширвани Басаев жив и предположительно скрывается в Турции. Есть также сведения, что у Басаева есть сын.

Басаева характеризовали как человека уравновешенного, спокойного, осторожного и чрезвычайно хитрого. Он не курил и не употреблял алкоголь. Считал себя истинным мусульманином, чтил законы шариата, совершал намаз, пытался прославиться хорошим знанием религиозной догматики. По сообщениям СМИ, Басаев несколько раз был ранен, несколько раз контужен, страдал сахарным диабетом.

Согласно сообщениям СМИ, Басаев был кандидатом в мастера спорта по многоборью и шахматам. Есть данные, что в студенческие годы он получил первый разряд по футболу.

Басаеву приписывали такие черты, как любознательность и начитанность. Он якобы писал стихи на русском и чеченском языках. Образец творчества Басаева – написанная им в 2004 году и опубликованная в интернете "Книга муджахида" - представляет собой адаптацию произведения бразильского прозаика Пауло Коэльо "Книга воина света".

Своими кумирами Басаев считал Эрнесто Че Гевару, Джузеппе Гарибальди, Шарля де Голля, Франклина Рузвельта. По собственным воспоминаниям Басаева, он с детства мечтал стать революционером, и в его комнате в студенческом общежитии висел портрет Эрнесто Че Гевары.

Журналисты обращали внимание на "виртуализацию" образа Басаева в годы проведения чеченских военных кампаний, в этом отношении его сравнивали с бин Ладеном. Отмечают также, что высказывания Басаева зачастую были направлены на саморекламу и он был склонен приписывать себе все возможные заслуги.

В 2003 году Государственный департамент США и ООН включили Басаева в список международных террористов. Он находился в российском и международном розыске.

Ссылки по теме:

Воспоминания заложников и очевидцев о теракте в Буденновске 15.06.2015

поделиться:
fb tw gp

Отзывы (0 комментариев)
МультиВход
другие материалы рубрики
Дополнительные материалы