logo

Киллер Леша "Солдат". Неудачное покушение с гранатометом

23.12.2018

Источник: ЛИКВИДАТОР: Исповедь легендарного киллера. Полная версия: книга 1 и 2. Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранена.

Киллер начал свою кровавую карьеру на заре 90-х, но до середины нулевых правоохранительные органы даже не догадывались о его существовании. Мастер конспирации, Шерстобитов до конца оставался для правосудия невидимкой, и к его задержанию в начале 2006 года привела лишь цепочка случайностей.

Дополнения к материалу в виде справок и фотографий, выполнены редакцией сайта bezpekavip.com для более точного понимания читателями описанных событий и выделены в тексте курсивом.

Наемный убийца Алексей Шерстобитов (Леша "Солдат").


Для начала мне показали этого человека, и, как часто бывает, рассмотреть его удалось лишь со спины. Далее, мы еще раз съездили на место, и теперь уже взгляда с пониманием задачи хватило, чтобы понять бредовость предполагаемого.

Револьвер системы «Наган», семизарядный, работа механизма самовзводом, огромный, больше самого револьвера, самопальный ПББС (прибор для бесшумной и беспламенной стрельбы, в простонародье «глушитель»), который только мешал своей громоздкостью, а лиц с противоположной стороны – не менее пяти (при явной цели – один человек), однозначно вооруженных и с быстрой реакцией. Одним выстрелом не обойтись.

И так как о людях мы привыкаем судить по себе, то и я всегда ориентируюсь на обязательный отпор, оборону и возможное преследование. Короче, с этим оружием и в такой ситуации мне предлагали самоубийство с двумя – тремя попутчиками на тот свет.

Долго пришлось переубеждать, но рациональность, а главное, уверенность в результате взяла свое. И начался поиск другого оружия.

Найденная кавалерийская винтовка Мосина, образца 1937 года, с уже стоявшей оптикой, доставила мне истинное визуальное удовольствие, но, расшатанный долгой эксплуатацией механизм и уже почти без следов нарезов на внутренней стороне ствола, он совершенно отказывался бить точно даже со ста метров, а было двести. Короткоствольный «Калашников» с откидным прикладом тоже не подошел из-за короткой прицельной планки, хоть и был почти новый.

Видимо, ситуация была напряжена до предела, и судьбы – и моя, и человека, по которому я должен был «работать», - оказались не только на ниточках, но мало того, в прямой зависимости друг от друга. Нашли РПГ-18 «Муха».

«Мухи» изначально было две, из одной я обновил мышечную память, а вторую привез на выбранное место, которым оказался строящийся концертный зал. Каркас и крыша были уже возведены, и он монументально возвышался над окружающей его мелочью.

Работы велись вяло, на чердаке мы с Павлом (приставлен был к Шерстобитову в виде «контролера – ред.), поначалу всегда бывшим рядом, никого из рабочих не встречали. Чердачное помещение было огромным, с покатым к центру полом, с огромными балясинами и проемом, куда очень хорошо помещалась для хранения «базука». Слуховые окна небольшие, примерно 30х50 см., давали удобную возможность для обозрения и производства выстрела. Реактивной струи из заднего сопла можно было не опасаться, помещение больших размеров и объемов, задняя стена - метрах в 30, а вот мощный хлопок уши заложить должен, их защитить возможности не было, ведь каждый шорох, каждый звук, должен быть услышан и распознан, дабы доподлинно знать окружающую тебя обстановку.

На «Тишинке» (Тишинский рынок, бывший тогда «барахолкой» - ред.), мы приобрели и робы, и подшлемники, и строительные каски, сапоги, варежки, на забыли и монтажный пояс.

Переодевание, ставшее моей страстью, открывшейся только-только, и приносившее невероятную пользу в безопасности мне и необычайную путаницу милиции впоследствии.

Свидетелей преступления почти никогда не было, а встречавшие меня на «отходе» случайные прохожие могли описать кого угодно по искусственной внешности, но не меня настоящего.

В этот раз у меня были волосы средней длины, почти полностью скрытые под подшлемником, сварочная маска, одевающаяся сверху, естественно не на лицо, но задранная так, чтобы закрывать лоб и брови, большая борода с усами, роба, монтажный пояс и сварные рукавицы. Венчала замечательный вид грязь, размазанная по лицу.

Рации, древние как мир, но безотказно работающие, тот самый ПМ (наверное, единственный раз, когда я взял оружие страховки, будучи не уверен ни в «заказчиках», ни в контролере и вообще ни в чем, кроме удачного выстрела), ну и, конечно, как обойтись без воды и «Сникерсов» …

Здесь, и всегда позднее, я набирал сигаретные окурки, желательно одних марок и одним человеком выкуренные, фантики и обертки от пищи, какую-нибудь бутылку, желательно все с отпечатками пальцев, по возможности билет – проездной, в кино, театр, электричку – не важно какой, чеки – лишь бы пустить ложный след. Могли подойти волосы или даже, пардон, плевки на что-нибудь, клок замазанной ткани, важно было оставить множество фальшивых отпечатков, даже от обуви, которую сейчас носил, желательно не своего размера, ведь сразу все использованное, либо надежно выбрасывалось, либо позже уничтожалось, вплоть до нижнего белья. Интересным вариантом могла стать и кровь, разумеется, не своя, и даже фекалии, но ничего своего, ничего!

Самое важное во всей схеме – это личная безопасность, и наипервейшее в ней – отход.

Путей отхода должно быть несколько, все они просчитываются по временным, световым рамкам: день – ночь, светло – темно, учитывается и время года – покрытие земли, листва, ее отсутствие, снег, как указывающий направление отпечатков следов. Пешеходная загруженность, автомобильная, видеокамеры, обязательно понимая с подсветкой или без. Конечно, тогда их было совсем мало, но чем дальше, тем сложнее, а сегодня еще и банкоматы, и всевозможные регистраторы (подумайте, прежде чем браться – сможете ли вы хотя бы повторить все это на память).

Найти место, где переодеться, а одежда должна быть быстросъемной и также быстроодеваемой, не особо броская, но сильно отличающаяся по имиджу от предыдущей. Определить места, куда ее прятать, чтобы удобнее брать, или носить на себе под «рабочим комплектом» даже летом в жару, как минимум – один съемный комплект, пусть и спортивный. Это все вкратце, но главное - не иметь с собой ничего компрометирующего на «отходе»: лишних документов, телефонов или пейджеров, если того не требует обстановка, никакого оружия, даже перочинного ножа. Кстати, это одна из причин того, что использованное оружие оставляют на месте.

Можно оставить по ходу движения на всякий случай хоть кувалду, чтобы выбить двери или окно, или заранее поменять в них замок, так же, как и на чердаках и на подвалах, и каждый раз проверять. Никогда не понимал оставления машины ближе двух-трех кварталов. Иное дело «работа» из минивенов, автобусов и грузовиков. Но это отдельная тема.

Поездки наши продолжались больше месяца – около двух. Разумеется, поиск, передача и пристрелка оружия заняли большую часть этого времени из-за непродуманности ранее этих вопросов. Но все имеет конец, что имело начало.

«Филин» (Михаил Фомин, в прошлом – замначальника одного из спецподразделений ГУВД Москвы) именно так называли человека, которого должен был ликвидировать Алексей шерстобитов.

Все должно было произойти по выходу, а не по входу, о котором меня должны были предупредить. Смысл радийного сигнала был в том, чтобы не маячить на месте, с которого должен был быть произведен выстрел, и исключить случайных свидетелей, которые иногда шлялись к этому месту выстрела (рабочие из-за отсутствия туалетов устроили там одно из отхожих мест) по всевозможным нуждам, а также минимизировать мое нахождение вместе с РПГ у окошка-отдушины.

Была еще одна загвоздка: труба, в которой находился «выстрел», вставая на самовзвод, в обратное положение не возвращалась – таково устройство. Предохранителя же в одноразовой «базуке», как известно, не существует. И раз взведя, надо было палить. Поэтому, получив сигнал, я начал готовиться: проконтролировал приезд, обратив особое внимание на место в машине, где сидел этот человек, во что одет, как выглядит сегодня и что держит в руках.

Приехавший был просто огромен, высок, с окладистой русой бородой. Не знаю, кем он был, но мне показалось, что с него Врубель писал «Богатыря». Понимая, что у меня еще час-полтора, начал приводить свое место «в порядок», в соответствии с планом оставления вещественных доказательств. Даже одел сеточку на голову, чтобы на подшлемнике вдруг не остались мои волосы, чужие же были вклеены в него на случай, если потеряю его (так и произошло). Хорошо, с собой была вязаная шапка, на нее потом и одел каску по выходу из строения.

Через 30 минут, еще раз все проверив, просчитал возможные варианты отхода. Далее все осталось в памяти, как и оставалось всегда потом в виде фотографий – покадрово, с достаточно четким изображением.

Объект вышел в сопровождении двоих, ветра не было – ленточка (по колебанию, углу, относительно вертикали и положению направления этой ленточки или чего угодно, специально прикрепленного невдалеке от предполагаемого местоположения цели, определяется скорость, направление и порывистость ветра, для правильного определения поправок, при выстреле), привязанная к ветке дерева у его машины еще ранним утром, даже не колыхалась. Дождя тоже не было, да и это не имело особого значения.

Выстрел должен был произойти сразу, как захлопнутся двери, тогда, при закрытых стеклах, плазма кумулятивного заряда создаст вакуум с высокой температурой и все довершит взрыв, скорее всего, неполного бензобака.

Бородач был на пассажирском переднем сидении, водитель слева от него. Их я видел четко, двери, закрываясь, приближались к кузову, все застыло или двигалось очень медленно, верхний угол треугольника прицела точно на выбранной точке соединения лобового стекла и крыши, строго по середине машины. Плавное нажатие на тангенту… Спуск, хлопок сработавшего двигателя, толкавшего выстрел, похоже сработал одновременно с закрытием дверей, все должно было совпасть четко, ведь севшие в машину могли почти сразу начать открывать окна, несмотря на имеющийся кондиционер, чего нельзя было допустить. Меня окатило жаром, в память врезалась поднимающая задняя часть «мерена», открывающийся багажник и…

Справка:

5 мая 1993 года возле спорткомплекса на улице Ибрагимова в Москве Леша «Солдат» выстрелил из гранатомета "Муха" в машину, в которой находились Михаил Фомин и двое его приятелей. Но им повезло: граната, пробив лобовое и заднее стекла машины, взорвалась, отлетев несколько метров от нее. Объект покушения получил незначительные ранения (источник: газета "Коммерсантъ").

Несмотря на то, что Михаил Фомин выжил, этот случай произвел «бешенный фурор» в бандитской среде Москвы, ибо гранатометы еще не только не вошли в моду, но и не начали применяться, тем более с такого расстояния. Однако, после этого случая, киллер Шерстобитов больше не использовал в своей практике гранатометы.

Только с января по май 1993 года в Москве зарегистрировано более 40 взрывов и терактов в отношении коммерсантов, причем преступники применяли ранее неизвестное в криминальном обороте оружие: реактивный гранатомет «Муха», выстрелом из которого был уничтожен «Мерседес», принадлежащий одному из кооперативов. Широко применяются пистолеты, автоматы, снайперские винтовки, жертв расстреливают средь бела дня, чаще всего вместе с телохранителями.

Всего в 1993 году в Москве были убиты 22 руководителя банков и 94 работника коммерческих структур (из книги: «Современный бандитизм/теория и практика уголовного права и уголовного процесса», Д.А. Корецкий, Т.А. Пособина).

Также читайте:

Смекалка и импровизация киллера Шерстобитова

Киллер Леша "Солдат". Методы организации покушений

Ликвидация "Удава". Киллер Алексей Шерстобитов

поделиться:
fb tw gp

Отзывы (0 комментариев)
МультиВход
другие материалы рубрики
Дополнительные материалы