logo

За что убивают украинских бизнесменов

05.06.2012

Источник: Forbes Украина

рисунок-1 Возле приемной Виктора Пинчука на 26‑м этаже бизнес‑центра «Парус» постоянно дежурят пять охранников. На людях Олега Бахматюка «ведет» дюжина телохранителей. Яичного магната в прошлом году переплюнул Дмитрий Фирташ: на заседание Союза химиков он прибыл, по подсчетам журналистов, в сопровождении 13 бодигардов. На этом фоне Геннадий Боголюбов и Игорь Коломойский, у которых всего по два телохранителя, выглядят смельчаками.

Последние пару лет в Украине жертвами заказных убийств ежегодно становятся более двух десятков человек. Чаще всего от рук киллеров гибнут предприниматели. Какие ошибки в бизнесе становятся причиной насильственной смерти? Forbes проанализировал четыре резонансных покушения, три из которых закончились гибелью жертвы.

Опасное партнерство

Второго октября 2009 года камеры наружного наблюдения киевского магазина мебели «4room» на Кольцевой дороге засняли настоящий боевик. Из синего Chevrolet Aveo, остановившегося у входа, выскочил мужчина, вооруженный пистолетом Glock 19. Он и водитель открыли огонь по вышедшему из здания Шабабу Алояну и его телохранителям. Сначала были убиты бодигарды – бойцы «Титана»: 24‑летний Андрей Брежнев и 36‑летний Владимир Исай (последний успел израсходовать целый магазин и смертельно ранил одного из преступников). Бизнесмен ненадолго отсрочил свою гибель: он спрятался в зале собственного торгового центра и звал на помощь, но тщетно. «Киллеры могли устранить жертву, не поднимая большого шума, но им поступила команда на публичное уничтожение», – убежден начальник отдела по связям с общественностью Главного управления Министерства внутренних дел в Киевской области Николай Жукович.

Выходец из Армении, в 1988‑м Алоян перебрался с семьей в Украину – подальше от войны в Нагорном Карабахе. В Киеве он занялся строительством частных домов. Бизнес шел хорошо, и в середине 2000‑х Алоян купил большой участок земли на Кольцевой дороге, где его строительная компания «Галена» возвела двухэтажный торговый центр «БудМайдан». В 2009 году по соседству открылся четырехэтажный «4room», строительство которого обошлось примерно в $40 млн. «После сдачи в эксплуатацию торговый центр оценивали уже в $260 млн», – сообщает брат убитого Джамал Алоян.

Строительство «4room» профинан­сировали структуры казахского БТА Банка, получившие 50% акций торгового центра. Второй половиной Алоян распорядился по‑родственному: 25% оставил себе, 25% подарил двоюродному брату жены Мерабу Суслову. До этого Суслов жил в Москве, где, по словам родных, вел разгульную жизнь. Алоян рассчитывал, что доля в торговом центре заставит Суслова остепениться. Тот действительно переехал в Киев, но менять образ жизни не стал.

Тем временем дела Алояна шли в гору. «4room» быстро заполнился арендаторами, и, по словам Джамала Алояна, доход арендодателя достиг 8 млн гривен в месяц. С увеличением оборотов рос и аппетит нового партнера. «Мераб захотел больше акций, начал угрожать брату», – утверждает Джамал. Он также говорит, что Шабаб нанял бойцов из «Титана» и стал передвигаться по городу с двумя вооруженными телохранителями. Это его не спасло. «Брат не верил в серьезность намерений Мераба, – полагает Джамал. – Охранники были расслаблены».

На заказчика следствие вывел второй киллер, задержанный 4 октября 2009 года в Житомирской области. «Мотивом совершения преступления стал конфликт между Алояном и Сусловым относительно перераспределения прав собственности на торговый комплекс «4room», – ответила пресс‑служба Министерства внутренних дел на запрос Forbes. Cуслов ожидает приговора в Винницком СИЗО.

В 2010–2011 годах МВД зафиксировало всплеск заказных убийств: по 22 случая за год. Для сравнения: в кризисном 2009‑м жертвами киллеров стали 11 человек. То, что отечественные предприниматели – а за заказными убийствами зачастую стоят именно бизнесмены – стали чаще решать споры с помощью оружия, специалистов по безопасности не удивляет. «Количество убийств бизнесменов после выборов возрастает», – подтверждает внештатный советник президента Украины, а также профессиональный телохранитель Вячеслав Заневский. Причина – передел собственности.

На протяжении 2000‑х бизнесменов убирали самыми разными способами. Директор львовской компании «Галимпекс – Стеклозеркальный завод» Богдан Дацко был застрелен в ноябре 2006 года в собственной машине. Директора титанового завода «Фико» Виктора Федорова после длительных розысков в апреле 2009‑го нашли на дне водоема в Киевской области. Гендиректор строительной компании «Украина – Канада» Вячеслав Брагинский в октябре 2009 года погиб от взрыва бомбы недалеко от своего дома в Днепропетровске. Как и подавляющее большинство других «заказанных», они поплатились жизнью из‑за бизнеса: не пожелав делиться с партнером, уступить дорогу конкуренту или простить долг. Как сказал когда‑то знаменитый гангстер Аль Капоне: «Ничего личного – просто бизнес». Правда, бывает и наоборот.

Тяжелый характер

В начале 2011 года на одесского предпринимателя Александра Коробчинского киллер напал у парадного его дома близ Оперного театра. Скорая доставила бизнесмена, получившего 12 пулевых ранений, в клинику «Инто‑Сана», которой владеет один из партнеров Коробчинского, но медицина оказалась бессильна.

Президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Анатолий Кинах и мэр Одессы Алексей Костусев пообещали лично контролировать расследование убийства. Прошло больше года, но убийцу задержать не удалось. Милиция склоняется к тому, чтобы возложить это преступление на киллера Аслана Дикаева, убитого при задержании летом 2011‑го. Следствие рассматривает два основных мотива убийства: бизнес‑конфликт или личная месть.

42‑летний Коробчинский был совладельцем зерноперевалочного терминала «Инзерноэкспорт», страховщика «Инто», строительной компании «Интострой» и ряда других предприятий. Он также возглавлял малоизвестную Партию промышленников и предпринимателей.

За несговорчивый, как у кота, характер Коробчинского прозвали «Мурзик». В 2008 году он избил бейсбольной битой одного из своих топ‑менеджеров – председателя правления «Трикратского карьеро­управления» Сергея Басалыка прямо во время производственного совещания. Басалык получил несколько травм и сотрясение мозга. Его  обращение в милицию и прокуратуру ничего не дало.

Коробчинский был резок не только с подчиненными, но и с партнерами по бизнесу, которых насчитывалось несколько. С Дмитрием Бариновым и Юрием Пресновым он совместно владел компанией «Инсахарпром‑К», с хозяином «Инто‑Саны» Вячеславом Круком – страховой компанией «Инто». «Саша со многими испортил отношения», – говорит знакомый семьи Коробчинских, просивший не называть его имени. «Александр Леонидович был принципиальным и требовательным как к себе, так и к сотрудникам, коллегам», – дипломатично формулирует Преснов.

Убитый имел не только множество врагов, но и большие долги. Предприниматель набрал кредитов (по данным одесских СМИ, на сумму около 300 млн гривен), когда в октябре 2010‑го баллотировался в мэры Одессы. Начальник службы безопасности одной из компаний Коробчинского несколько раз предлагал шефу предоставить телохранителей. Но бизнесмен не верил, что кто‑то посмеет посягнуть на его жизнь.

Опасный должник

рисунок-2 Обычно «заказывают» не заемщиков, а кредиторов. Такая участь постигла совладельца столичного радиорынка Геннадия Супруненко по кличке «Звездочет».

Коренной киевлянин, Супруненко в молодости занимался кикбоксингом и, по словам его знакомых, с десятком товарищей мог отразить нападение полусотни противников. В 1995 году он отбил радиорынок у одной из кавказских бандитских группировок.

К середине нулевых радиорынок стал главным центром сбыта б/у техники в столице. Официальный доход предприятия, которое контролировали Супруненко и его партнер Владимир Лященко, не превышал 5 млн гривен в год. Работники рынка вспоминают, что Супруненко был весьма скромным человеком: ездил на «жигулях», любил играть в шахматы с продавцами.

В полдень 5 июня 2007 года в кабинет 42‑летнего бизнесмена зашли убийцы и выпустили в Супруненко восемь пуль, после чего произвели контрольный выстрел в голову. Кому помешал предприниматель?

Семь месяцев спустя милиция задержала киллеров и заказчика в Полтавской области. Оказалось, что убийство Супруненко – на совести сотрудника радиорынка, задолжавшего директору несколько тысяч долларов. Заказчика приговорили к 14 годам лишения свободы, один из исполнителей получил 15 лет, другой объявлен в розыск. Доля Супруненко в радиорынке перешла его жене.

Битва за бизнес

Геннадию Жильцову из Николаева повезло. Он потерял бизнес, но  остался жив.

До 2006 года Жильцов был хозяином компании «Агроэкспорт» и очень гордился своим детищем. На долю его фирмы приходилось 11% экспорта зерна из Украины. «Агроэкспорту» принадлежало восемь элеваторов, несколько торговых судов, перевалочный комплекс. «Наши активы оценивали в $100 млн», – вспоминает Жильцов.

Неприятности начались в 2005‑м. Вот версия самого Жильцова. Он почуял неладное, когда со счетов компании стали пропадать деньги и резко возросла долговая нагрузка. Аудит, заказанный владельцем, показал, что виноват финансовый директор. Жильцов обратился в милицию. Финдиректора задержали, но под арестом он пробыл недолго. Расследование уголовного дела по непонятным Жильцову причинам было приостановлено, хотя к тому времени следователь уже собрал 200 томов материала.

Получив серьезные финансовые «пробоины», «Агроэкспорт» пошел ко дну. В марте 2006 года Николаевский хозяйственный суд вынес постановление о банкротстве зернотрейдера. «Ко мне приходили вымогатели и предлагали отдать компанию «по‑хорошему», – рассказывает Жильцов. – Обещали оставить за мной 10%». Чьи интересы представляли визитеры, предприниматель так и не узнал. Становиться миноритарием в компании, которую он сам строил восемь лет, Жильцов не собирался. Он решил бороться за собственность и для пущей уверенности нанял телохранителя. Жильцов давал пресс‑конференции, публиковал статьи в местной прессе, жаловался в правоохранительные органы – все тщетно. Имущество компании расходилось по кредиторам.

Первого июля 2006 года Жильцов возвращался на своем BMW 760 из загородного дома в Николаев. Было воскресенье, бизнесмен отпустил водителя и сам сел за руль. Когда стрелка спидометра достигла отметки 150 км/ч, прозвучал резкий хлопок. Автомобиль, в котором кроме Жильцова находился только телохранитель, вылетел в кювет и срезал 40 м лесопосадки. Полуживые, бизнесмен и его спутник вылезли из машины. «Шеф, нам еще не пора туда», – сказал охранник.

Управление МВД в Николаевской области отказывается считать этот случай покушением. По мнению милиционеров, Жильцов просто не справился с управлением. Сам потерпевший придерживается другого мнения. За день до аварии его водитель заехал на фирменный автосервис – в очередной раз заглючила электроника. Водитель при ремонте машины не присутствовал, денег за обслуживание с него не взяли. После инцидента Жильцов обратился в этот же сервис, но в журнале входящих за тот день своей машины не нашел. Предприниматель считает, что на станции в колесо BMW закачали водород, который, достигнув критической температуры, взорвался. По утверждению Жильцова, об этом свидетельствует и проведенная им экспертиза.

рисунок-3 Николаевский предприниматель с символичной фамилией подозревает, что за банкротством компании и покушением на его жизнь стояли другие зернотрейдеры. Главным конкурентом он называет «Нибулон». «Успех других не вызывает у нас зависти, а служит стимулом для поиска внутренних резервов», – парирует генеральный директор «Нибулона» Алексей Вадатурский.

В 2007 году ликвидация «Агроэкспор­та» была приостановлена. От компании к тому времени мало что осталось. По словам Жильцова, таинственные кредиторы, предъявив поддельные векселя, разобрали все ее активы, два элеватора растащили на металлолом. Банки, которым «Агроэкспорт» задолжал около $62 млн, остались, как и Жильцов, ни с чем.

Бизнесмен не жалеет, что не согласился на синицу в руках в виде 10% акций, так как убежден, что новые собственники все равно сжили бы его со света. «Теперь я занимаюсь девелоперским бизнесом, – рассказывает Жильцов. – Рынок сложный, но менее опасный». От личной охраны бизнесмен отказался.

Что делать

Неудачные резонансные покушения в Украине случаются не реже, чем громкие убийства. В апреле 2006-го в Днепропетровске трое неизвестных облили бензином и подожгли автомобиль основателя сети магазинов COMFY Станислава Рониса. В том же году во Львове был взорван автомобиль владельца местного рынка «Шувар» Романа Федишина. Но безусловным лидером по количеству «черных меток» является известный специалист по недружественным поглощениям из Днепропетровска Геннадий Корбан. Шесть лет назад его автомобиль изрешетили из автоматов, а в 2010 году взорвали ресторан, в котором он в тот момент находился.

рисунок-4 Все эти предприниматели остались живы и сохранили свое дело, правда, некоторым пришлось усилить охрану. «Осторожность – залог долголетия, – уверен Заневский. – 99% убитых бизнесменов поскупились на охрану». По мнению кадрового чекиста, на корпоративную службу безопасности, в том числе персональную защиту первого лица, должно расходоваться 15–20% бюджета компании.

Впрочем, отбить хорошо спланированное нападение весьма сложно. Полковник милиции в отставке и известный писатель Даниил Корецкий в книге «Антикиллер» констатирует, что усилиями телохранителей удается предотвратить лишь 8% покушений – остальные доводятся до конца. Если враги обратятся к настоящему профи, то сколько бодигардов не нанимай, от расправы не уйдешь. Такого же мнения придерживается инструктор «Академии телохранителей» Ольга Королева. «Лучший охранник для любого человека – это его образ жизни», – уверяет владелец холдинга Global Spirits Евгений Черняк, которого в ноябре прошлого года ударили по голове бутылкой в боулинг-клубе. Нападение на Черняка (сам бизнесмен считает, что это было покушение) не смогли предотвратить несколько постоянно сопровождающих его телохранителей.

поделиться:
fb tw gp

Отзывы (0 комментариев)
МультиВход
другие материалы рубрики
Дополнительные материалы